RusEng

Игорь Зайцев не режиссирует городские истории, а спокойно наблюдает за событиями в ожидании нужного кадра с расстояния, рискованного в условиях мегаполиса – всего полтора метра до объекта. Он не подглядывает в замочную скважину, отслеживая индивидуальные перверсии и пороки, и не заставляет позировать своих моделей в китайском халате на скрипучей тахте в обнимку с «Огоньком» и кактусом. И не рассматривает город с высоты сталинских высоток, где индивид безнадежно растворяется в общем коллективном теле.

«Прямая фотография» – так называет автор избранный им жанр. Его цель, запечатлеть человека в условиях городской среды без привычных социальных масок, таким как он есть.

Сталинские высотки, правда, на фотографиях Зайцева на заднем фоне нередко присутствуют, как и другие архитектурные объекты, по которым безошибочно можно узнать Москву. Но они не вызывают критических мыслей и иронии. Потому что на первом плане у него человек! Человек совершенно не пафосный и не подавленный городом! Человек, не затерявшийся в местах массового скопления людей – в парках, метрополитене, на уличных демонстрациях. Человек свободный во всем – от публичного проявления эмоций до ироничной саморепрезентации, не боящийся косых взглядов прохожих. Человек, занятый индивидуальной жизнью, куда-то спешащий, но открытый для приключений и отдыха. Человек, умеющий отдыхать, - ценное качество для стремительной жизни в городском мегаполисе.

Бесконечный ритм жизни Москвы провоцирует на действие!

Да и сам фотограф готов всегда двигаться в поисках городского позитива! Встреча с объективом Зайцева не порождает у зрителя конфликт или панику. «Я не варвар, не режиссер! Я люблю своих героев, они для меня не абстракция! Я живу с ними одним ритмом! Иногда мои герои сами занимаются игрой, вступают в коммуникацию с городским пространством, я не вмешиваюсь!»

Текст: ТатьянаКондакова